Джастіс Паблішинг

liberty and justice for all

Le Figaro: “Отцом может оказаться кто угодно”: рожденные с помощью искусственного оплодотворения и донорства спермы требуют отмены анонимности доноров

Софиан Зайдзуне | Le Figaro

“Национальное собрание Франции во вторник, 24 сентября, начало рассмотрение законопроекта о биоэтике. Данный законопроект предусматривает отмену анонимности будущих доноров спермы. Однако дети, рожденные в результате донорства, теперь уже повзрослели и также требуют права знать свое происхождение”, – пишет Le Figaro.

“Центр Cecos Париж-Бисетр”. “Спермограмма”. “Донор”. “268 франков, по чеку, за пробирку”. Эти слова бросились в глаза 33-летнему инженеру Александру, когда он стал разбирать какой-то старый картонный ящик в доме своих умерших родителей. (…) “Среди множества старых бумаг я нашел анализы, в которых было четко сказано, что у моего отца было “отсутствие сперматозоидов” или “азооспермия”, – говорит Александр.

“(…) Я задавал себе всевозможные вопросы: кто я, почему никто мне ничего не сказал, моя мама рассказала бы мне обо всем, если бы не умерла такой молодой… В моей голове все перемешалось”, – говорит он. После серии телефонных звонков своим родственникам он понял, что “все знали об этом”, – вздыхает Александр.

“30-летний мужчина немедленно связался с PM Anonyme, ассоциацией, которая объединяет детей, рожденных в результате искусственного оплодотворения с применением донорства, и выступает за отмену анонимности доноров спермы. Вслед за этим он заказал три теста ДНК, что является абсолютно незаконной практикой во Франции. (…) Но Александр пошел на это. “Отчасти мой шок был связан с осознанием того, что у меня, который всегда страдал от того, что я единственный ребенок, где-то есть сводные братья или сестры. Я хочу знать, сколько людей было зачато одним донором. Ведь кто-то и где-то разделяет со мной общую генетику и кровь…”.

“Эти тесты ДНК, заказанные за сотню евро на американских сайтах, лежат в основе дебатов, которые открываются в Национальном собрании во вторник, 24 сентября 2019 года. Статья 3 законопроекта о биоэтике предусматривает частичную отмену анонимности доноров спермы. Если законопроект будет принят, то ребенок, зачатый посредством донорства гамет, сможет по достижению совершеннолетия и с согласия донора запросить доступ к “неидентифицирующей” информации или к полному раскрытию личности донора, как это происходит в Великобритании, Швеции или в Нидерландах”, – говорится в статье.

“(…) На данный момент “анонимность носит обязательный характер во французском законодательстве”, – поясняет Одри Кермалвезен, юрист, специалист по биоэтике и основатель ассоциации Origines, объединяющей детей и родителей, которые использовали донорство гамет, и борется вместе с ними за получение доступа к информации о доноре. – Даже если все стороны согласятся на анонимность, государство считает, что это нарушит общественный порядок”.

“Ничто не в силах остановить детей, рожденных в результате искусственного оплодотворения спермой анонимного донора (IAD), и особенно Одри Керманвезен. 39-летняя адвокат, которая нашла сводного брата и сводную сестру, десять лет боролась за справедливость, чтобы добиться сведений о личности своего донора. Ее дело сейчас находится в Европейском суде по правам человека. Одри Кермалвезен настаивает на создании анонимной цифровой платформы, чтобы соединить взрослого человека, рожденного от IAD, и его биологического отца”, – указывает автор публикации.

“(…) За ней последовали другие, например, Люси. Молодая женщина, член ассоциации PM Anonyme, в возрасте 28 лет с помощью теста узнала, что она родилась от донора спермы. “За месяц до того, как я получила результаты, я вступила в переписку с членом семьи донора”, – рассказывает молодая женщина. Она связалась с ним и попросила помочь. Далее Люси и ее донор быстро обменялись электронными письмами и решили увидеться. “Такая встреча переворачивает вверх дном нашу жизнь, но все равно она приносит благо, – утверждает Люси. – Несколько часов беседы пролетели в мгновение ока. Он счел мое желание встретиться с ним совершенно нормальным и всегда с пониманием относился к моему поступку”.

“(…) Когда узнаешь об этом, задаешься вопросом, откуда этот нос, этот рот, эта неуемная страсть к рисованию и аудиовизуальным средствам, которую никто не разделяет в семье. Возможно, это не имеет никакого отношения к донору, но об этом задумываешься, – объясняет 29-летняя Аделина из Бордо. – Речь идет не о страдании, потому что я была желанным и любимым ребенком для моих родителей. Но это разочарование, потому что мне запретили узнать то, что мне принадлежит. Я чувствую, что имею право знать свое прошлое, как и любой другой ребенок в мире”.

” (…) Это мучительно, – считает Одри Кермалвезен. – Ведь это может быть кто угодно, мы воображаем себе все, как хорошее, так и плохое. А главное, за нас думают и нам говорят, что в наших интересах ничего не знать. Но реальность, даже неприглядную, можно принять, пусть и с применением психотерапии. В то время как незнание мешает начать работу по принятию”.

“(…) Сотрудники центров Cecos, расположенных в университетских больницах, долгое время советовали родителям не рассказывать своим детям, как произошло их зачатие”, – указывает автор публикации.

“Это губительно для всех членов семьи, – вздыхает Аделина. “Наибольший вред приносят именно такие семейные секреты”, – добавляет Одри Кермалвезен. Бремя молчания одинаково тяжело переносится и детьми, и родителями, полагает адвокат. “Мои родители первыми рассказали мне о том, как они оказались одни лицом к лицу с этой проблемой”, – говорит она. По мнению активистки, пришло время открыть дискуссию о донорстве спермы в школах, семьях и центрах Cecos. Речь идет отнюдь не о скандальном и постыдном секрете, “донорство гамет – это прекрасное проявление солидарности, и надо это признать”.

Источник: Le Figaro
https://www.inopressa.ru/article/25Sep2019/lefigaro/donors.html

Коментарі з Facebook

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *